Пользовательский поиск

воскресенье, 2 апреля 2017 г.

Страна в асане. Как жилось йогам в Советском Союзе

Фото: Корреспондент № 40 Советские йоги Роман и Тенгиз Крихели во время тренировки (фото 1987 года, Тбилиси).

Советским поклонникам индийской йоги понадобилось истинно йоговское терпение, чтобы пережить десятилетия запретов и дождаться легализации этого учения, - пишет Оксана Мамченкова в рубрике Архива № 40 журнала Корреспондент от 12 октября 2012 года.

Седовласый индиец с голым торсом и улыбкой лежит на гвоздях, жует стекло и пьет, не кривясь, соляную кислоту. Такими диковинными кадрами начинается советский научно-популярный фильм "Индийские йоги. Кто они?", который появился на экранах в 1970 году и вызвал небывалый ажиотаж среди зрителей.

Картину снимали при участии индологов и медиков, чтобы развенчать миф о йогах как о диковатых безумцах. Авторы фильма Василий Бродов и Анатолий Зубков, сами занимавшиеся йогой, показали в этой работе, что йога не фокусы, а совершенствования души и тела. И им это удалось.

Тема была благодатной, окутанной ореолом мифов и загадок. Этому способствовал тот факт, что йогу в СССР запретил Госкомспорт: изучать ее, публиковать по этой теме книги, а тем более практиковать в клубах гимнастику власти не разрешали. “Вакуум [отсутствие информации] порождает домыслы, - объясняет Анатолий Пахомов, основатель Киевской школы йоги. - Йога воспринималась как некое чудаковатое упражнение”.

Несмотря на запреты, многие физические упражнения (именуемые в йоге асанами) и дыхательные практики (пранаяму) применяли советские врачи-физиотерапевты и инструкторы по плаванию.



О йоге знали не только узкие специалисты. Еще в 1940-1950-х годах учение, с которым были знакомы некоторые представители интеллигенции, помогало им выживать в нечеловеческих условиях сталинских лагерей. В 1960-х, окутанная ореолом мистики, индийская система удачно вписалась в романтическую картину мира советских “физиков и лириков”, среди которых она и стала распространяться. Тогда же интерес к йоге проявило правительство - для внедрения йоговских техник в подготовку космонавтов Союз с тайным визитом посетил создатель Центрального института йоги в Дели Дхирендра Брахмачари.

К 1970-м система, отброшенная властями, вновь стала уделом одиночек-любителей. А на исходе советского времени она превратилась в модную гимнастику. В последние месяцы своего существования Госкомспорт СССР даже успел ее узаконить. Однако старания энтузиастов и эпизодический интерес партийной верхушки не способствовали развитию в Союзе индийского учения. Обычному советскому гражданину йог представлялся странным парнем, который в свободное от работы время любит постоять на голове. А более продвинутое меньшинство в силу ограниченного доступа к информации хоть и неплохо ориентировалось в оздоровительных практиках, с философией йогов дела не имело.

“Весь советский период был запрет [на йогу], а то, что растет под запретом, - как трава под жерновом: все искореживается и искажается, - вспоминает Виктор Бойко, исследователь йоги и терапевт. - Каждый истолковывал йогу как хотел”.

На лезвии йоги

Более-менее массовым явлением йогу в СССР сделали “физики и лирики” - поколение 1960-х. А началось все в 1964 году, когда в издательства Молодая гвардия вышел научно-приключенческий роман Ивана Ефремoва "Лезвие бритвы". Эта книга со сложным сюжетом и полными философских размышлений диалогами стала знаковой для многих советских граждан.

Бойко вспоминает, что именно Лезвие посеяло в нем страстный интерес к йоге. И не в нем одном: из книги Ефремова многие жители Страны Советов узнали о загадочной системе психофизиологического самосовершенствования, которая укрепляла душу и тело, награждая “могучим зарядом энергии, делающим человека способным к высоким взлетам, тяжелой борьбе, необоримой стойкости”.

Но о йоге мало прочесть в художественной книге. Чтобы разобраться, что к чему, читателям нужны были первоисточники, но их в Союзе никто не издавал. Бродов объяснял это официальной позицией партии, считавшей, что “йога с философской точки зрения - это идеализм, религия, мистика, а на практике - знахарство, шаманство, акробатика”.

– В принципе, в Союзе были не против йоги как физической культуры. Идеологам не давали покоя её религиозные и мистические аспекты. А как ещё могло быть в государстве, где существовал только один гуру – КПСС? И, тем не менее, мы всё равно пытались организовывать занятия. А чтобы «Большой брат» ничего не заподозрил, асаны называли статическими упражнениями, пранаямы – дыхательной гимнастикой, медитацию – аутогенной тренировкой. – считает рязанский йог с многолетним стажем Алексей Петрушин.

Дефицит информации частично восполнял самиздат. Через ездивших в командировки индологов в СССР попадали отдельные книги, которые энтузиасты переводили и делали компиляции основных правил жизни йогов. Фотокопии таких брошюр передавались из рук в руки.

Найти литературу по йоге было чрезвычайно трудно. Официальной не существовало, а разного рода перепечатки приравнивались к самиздату. Дело дошло до того, что группа учёных и общественных деятелей написала открытое письмо Генеральному секретарю ЦК КПСС Брежневу и председателю Совета Министров СССР Косыгину с просьбой легализовать йогу и создать научно-исследовательский институт йога-терапии. Под документом поставили подписи выдающиеся медики, учёные, журналисты. И хотя под посланием значились самые известные фамилии, заметных изменений в отношении представителей власти к индийской гимнастике не последовало.

– Но хуже всего были не запреты... – объясняет Алексей Петрушин. – А то, что на волне популярности йоги появилось огромное количество самоучек, а иногда и откровенных шарлатанов. Разобраться, кто есть кто в этом потоке, люди не могли за отсутствием информации. Сколько раз я сталкивался со стойким убеждением: мол, йога – это чуть ли не волшебство. Сел в позу лотоса, устремил взгляд в пупок, и все проблемы моментально решаются сами собой... Вот на этом всегдашнем желании человека получить сразу всё, не прилагая к этому усилий, и играли многие новоявленные гуру. На деле практически любая оздоровительная система предполагает физический и духовный труд. Если кто-то обещает вам немедленный результат, да ещё требует за него предоплату, будьте уверены: вы имеете дело в лучшем случае с дилетантом, а в худшем – с мошенником.



Среди тех, кто отнесся к индийской мудрости с особым трепетом, был ученый-индолог Зубков. Уроженец Киева, он по культурному обмену провел в Индии четыре года и за это время успел стать сертифицированным йогом. По возвращении в Союз Зубков превратился в одного из главных пропагандистов восточной системы на родине - читал лекции, вел занятия. Самому ученому, как и Бродову, благодаря асанам удалось преодолеть немало приобретенных за годы Великой Отечественной войны недугов.

В конце 1960-х индолог опубликовал несколько статей о стиле жизни индийских йогов в газете Сельская молодежь. В них он учил: “Вовремя спать, есть, работать, отдыхать. Без этого заниматься хатха-йогой - суета сует и томление духа. Разболтанные, бесшабашные люди, склонные к беспорядочной бытовой богеме, домашнему анархизму, только зря потеряют время”.



Вскоре Зубков написал сценарий к знаковому фильму о йогах, отснятому на Киевнаучфильме. Появление картины отнюдь не означало, что КПСС благословила йогу. Наоборот: хотя жестоких преследований апологетов, судя по документам, не было, разъяснительные беседы и допросы, на которые вызывали как Зубкова, так и некоторых других советских йогов, имели место.

Фильм в Кремле также не был воспринят доброжелательно. Чиновники Минздрава и Госкомспорта уже через год после его появления, в 1971-м, выпустили постановление, запрещающее занятия йогой, а также пропаганду и развитие женского футбола, каратэ, культуризма и карточной игры бридж. Свою позицию по отношению к йоге функционеры оправдывали борьбой с пропагандой мистики, а также подрывом “отечественных форм и методов физвоспитания”.

Приверженцы новомодного в те времена увлечения вспоминают, что лет пять-шесть власть смотрела на эти забавы сквозь пальцы. Но к началу 80-х гайки стали заворачивать уже всерьёз.

А тем временем над Страной Советов звучал голос барда Владимира Высоцкого, исполнявшего песенку о йогах с запоминающимся припевом: “Говорят, что раньше йог мог, Ни черта не бравши в рот - год; А теперь они рекорд бьют - Все едят и целый год пьют!”.

Опасные практики

В жизни большинства интересовавшихся йогой запрет мало что изменил. Знание об упражнениях, благодаря которым можно улучшить осанку, нормализовать работу внутренних органов, упорядочить мысли, как и в прежние времена, передавалось из уст в уста. Порой о йоге узнавали случайно.

“Впервые я познакомился с йогой в середине 1960-х, когда наша вожатая в пионерском лагере продемонстрировала одно из упражнений йоги”, - вспоминает о своем знакомстве с индийской системой Александр Очаповский, инструктор и автор книг по йоге.

Подобные истории не были редкостью. Сам Очаповский впоследствии окончил медицинский вуз и уже в 1970-х активно применял для лечения пациентов знания, полученные от Зубкова, с которым он сотрудничал.

Эпоха застоя прошла под знаком запрета йоги, но стала временем удивительных историй, связанных с адептами-одиночками. Показательным, хоть и экстремальным, является пример океанографа и йога Славы Курилова. Он стал известен благодаря тому, что 13 декабря 1974 года спрыгнул в море с борта круизного судна Советский Союз, проходившего вблизи Филиппин. Спустя два дня, проплыв 100 км, он достиг острова Сиаргао.

История беглеца, которого на родине заочно приговорили к десяти годам заключения, может показаться фантастической - проплыть такое расстояние не под силу обычному человеку. Лишь спустя годы с выходом автобиографической книги Курилова Побег стало ясно, что заплыв стал возможен благодаря его многолетнему опыту постижения йоги.

Будущий беглец узнал о ней еще в студенческие годы, и 20 лет, не имея учителя, следовал всем указаниям, найденным в подпольно раздобытых пособиях.

Подобные истории лишь усиливали подозрительность властей к йогам-самоучкам. А некоторые из них и впрямь могли вызвать отрицательное отношение идеологов, ведя несколько отстраненный от общества стиль жизни.

“Йога была мне нужна не как система упражнений, а как система освобождения, - вспоминал Курилов. - Занятия йогой в условиях крайней несвободы - это постоянное преодоление. Каждый момент в йоге давал мне капли свободы. Мне никто не мешал, я ковал себя”.

Впрочем, большинство знавших о йоге искали в ней в первую очередь возможность излечить и укрепить собственное тело. К примеру, основатель тренировочной системы Yoga-23 Андрей Сидерский столкнулся с ней, когда родители отправили его заниматься в киевскую школу лечебной гимнастики. Он с детства имел серьезные проблемы с позвоночником и излечился лишь благодаря методике школы, применявшей элементы йоги. Сыграл свою роль и учитель Сидерского по дайвингу, который для подготовки к погружениям использовал упражнения йоговской гимнастики.

Встали на голову

Время шло, и информация о йоге стала чаще прорываться на страницы советских печатных изданий. В конце 1970-х - первой половине 1980-х в журнале "Наука и жизнь" вышла целая серия публикаций, подробно рассказывающих о том, что такое йога и каковы основные элементы этой системы.

О том, насколько востребованной была такая информация, говорит тот факт, что за серией иллюстрированных материалов последовал развернутый ответ редакции на письма читателей из самых разных уголков Союза, которые просили рассказать подробнее о тех или иных техниках.

Статьи в "Науке и жизни" оказались далеко не единственной дырой в антийоговской обороне компартии. В 1983 году московский любитель йоги Андрей Лобанов открыл в столичном доме спорта Маяк группу по хатха-йоге. Официально заведение именовалось оздоровительным клубом. Госкомспорт знал о его специфике и лишь благодаря Лобанову, убедившему функционеров в том, что ничего крамольного в восточной гимнастике нет, разрешил его деятельность.

Впрочем, этот случай был скорее исключением из общего правила. В начале 1980-х йоги осваивали подполье - в стране разрасталась сеть неофициальных клубов, попасть в которые можно было лишь по рекомендации. Занятия были платными и обычно проводились на квартирах участников.

Ситуация изменилась во второй половине десятилетия. В 1988-м в Сочи прошел международный семинар "Йога и здоровье", год спустя состоялась Первая всесоюзная научно-практическая конференция Йога: проблемы оздоровления и самосовершенствования человека. Затем в стране создали Ассоциацию йоги СССР, во главе которой встал Бродов.

Госкомспорт, хоть и со скрипом, признал право йоги на жизнь. И когда через несколько месяцев СССР исчез, йога осталась. Правда, для того чтобы “самопальная” гимнастика доросла до уровня оригинала, понадобились годы. За это время на просторах бывшего Союза появились не просто адепты, а настоящие учителя. Речь идет о людях, которые согласно йоговской традиции получили свои знания не через книги, а непосредственно от носителей этой системы и затем стали передавать их собственным ученикам.






 Йога сутра Патанджали. Глава первая. Сутра 12-17.       На сообщения       Йога сутра Патанджали. Глава первая. Сутры 18-22



Понравилась статья?
Вы можете подписаться на сообщения "Йога намедни" по почте


Еще статьи по теме:
Творчество
Школы йоги - как индивидуальный стиль вашей практики
Мате – напиток особого назначения: опыт йога
Китайский чай

эффективная контекстная реклама
Вы также можете подписаться по YogaNamedi RSSRSS, YogaNamedni по EmailEmail или twitter!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Будем рады вашему отзыву!

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru

copyright © 2016-2017 | При копировании материала обратная активная ссылка на блог обязательна | http://yoga-namedni.ru | Все права защищены